Переход к поздней классике

В конце V века до н. э. в связи с ростом индивидуализма эталоны общества времен Перикла утрачивают смысл. Совместно с ними терпит крушение демократическая база города-государства. Философом Антисфеном утверждается, что "... высшее благо для человека быть свободным от общества", появляются настроения, в особенности много выразившиеся позже в поэзии эллинизма:

"Не выношу Переход к поздней классике я поэмы киклической, скучновато дорогой
Той мне идти, где снует в различные стороны народ;
Ласк, расточаемых всем, избегаю я, брезгаю воду
Пить из колодца: претит общедоступное мне".

Пропадает прежний высочайший смысл народных собраний, о чем иронизирует Аристофан. Занимать публичные должности и отрываться от выполнения собственных дел в это время уже тягостно Переход к поздней классике!

"Эсхил:
Быть не желает никто триерархом сейчас из богатых по этой причине,
Но, одевшись в лохмотья, он в глас ревет и орет, что всегда голодает.
Дионис:
Но, Деметрой клянусь, под плащом у него есть рубаха из шерсти хорошей,
И чуть он слезами околпачит люд, направляется к рыбному ряду Переход к поздней классике".

Комедиограф пишет о всеобщей растерянности, путанице, воцарившейся в Афинах, о неприязни сельских обитателей к городским. Наращивается имущественное расслоение: античные создатели упоминают не только лишь об большом числе обездоленных и нищих, да и об очень богатых афинянах. Красивое стремятся отыскать в роскоши, украшениях, в удовольствии, как произнесет потом древнегреческий поэт:

"В Переход к поздней классике этом вся жизнь. В удовольствии жизнь. Отойдите заботы!
Смертного жребий недолог. Сейчас - дары Диониса,
Хоры, венки из цветов и дамы с нами. Сейчас
Пользуйтесь благами всеми. А будущий день неизвестен".

Сократ углубляется в исследование собственного "я". "Узнай себя самого", - гласит он и в то же время скептически признает собственное бессилие Переход к поздней классике что-либо осознать в хаосе распада обычных представлений о мире - "я знаю, что я ничего не знаю". Реальность оказывалась не таковой гармонической, как задумывались афиняне. Афины переживали томные действия: шла война со Спартой, во время осады Афин в городке свирепствовала чума, много обитателей, в том числе Перикл, погибли от Переход к поздней классике эпидемии. Томные тесты рушили старенькые представления, рождалось новое отношение к миру. Появлялся энтузиазм ко всему особому, неподражаемому, персональному. Мир не казался сейчас обычным и ясным, усложнялись и художественные образы.

В конце V века до н. э. строился Эрехтейон, храм Афины, Посейдона и Эрехтея. В его формах отыскали выражение настроения и Переход к поздней классике идеи общества периода Пелопоннесской войны. Эрехтейон всем своим видом отличается от Парфенона, взор на который с угла давал о нем полное представление. Эрехтейон сложен и асимметричен, его необходимо обойти кругом, чтоб воспринять строительные формы. Рядом с дорическим храмом Афины ионический Эрехтейон кажется маленьким, хотя это достаточно Переход к поздней классике большая по абсолютным размерам постройка; богатая орнаментальная отделка и в особенности скульптуры кариатид в южном портике делают его роскошным (илл. 88).

Зодчий Эрехтейона, противопоставивший его Парфенону, поочередно провел принцип контраста не только лишь в решении фасадов, любой из которых своеобразен и неподражаем. С освещенными плоскостями сопоставлены затененные портики, белоснежный мрамор стенок Переход к поздней классике оттеняется фиолетовым элевзинским мрамором фриза, легкие колонны и фигуры кариатид покоятся на мощных основаниях, спокойствию балок архитрава в портике кариатид противоборствует дробность частей сухарного карниза, огромным гладям ступеней - мощная профилировка баз колонн.

В последней трети V - начале IV века появляется много публичных построек - пританеев для праздничных обедов и приемов послов Переход к поздней классике, гимназий для обучения юношей, телестерионов, схожих выстроенному Иктином в 435-430 годах "залу посвящений" в Элевзине для мистерий. Гомеровский гимн повествует, что богиня Деметра распорядилась сделать тут храм, алтарь и организовать таинства. Восемь высеченных в горе ступеней, на которых посиживали мисты, сохранились до сего времени, кровлю зала поддерживали 20, разумеется Переход к поздней классике, древесных колонн, существовали и хоры, на которых располагались приближенные к мистериям люди (илл. 89).

Иктин - один из самых выдающихся зодчих V века, создатель Парфенона и телестериона, представитель поколения мастеров высочайшей классики, к которому принадлежали Фидий и Поликлет, сделал и храм Аполлона в Бассах (илл. 90). Броско, что все его сооружения различны Переход к поздней классике и своеобразны. Иктин - смелый новатор в композиционных решениях, находивший особые формы в архитектуре, всегда присваивал уникальные планы постройкам, вводил новые элементы в закоренелые ордерные системы. Он был не только лишь практиком, ему принадлежит несохранившийся трактат, упоминаемый Витрувием.

Храм Аполлона Иктин выстроил в последней трети V века до н. э Переход к поздней классике. в Аркадии, меж Олимпией и Спартой. В дорическом периптере, воздвигнутом в благодарность за избавление от чумы 430 года, зодчий использовал голубовато-серый мраморовидный известняк. В виде храма, стоящего в одичавшей горной местности, Иктин отказался от органически живых контуров Парфенона, которые растворились бы в окружавших храм Аполлона естественных природных формах, и Переход к поздней классике использовал точные, несколько резкие очертания колонн без энтазиса и курватур.

Не считая ионических подпор, смягчавших суровость наружной дорики, в храме стояла колонна коринфского ордера, указывавшая границу новейшей целлы и старенькой, превращенной в адитон.

Коринфская капитель была огромным новаторством. Создание ее, как докладывает Витрувий, "согласно преданию, вышло таким макаром: архитектор Переход к поздней классике Каллимах, славившийся изяществом и утонченностью собственных мраморных работ, проходя мимо гробницы, направил внимание на соломенную плетенку, поставленную на возрастающий аканф, и на нежность обвивших ее юных листьев. Восхищенный новизною вида и формы, он сделал для коринфян несколько колонн по этому эталону, обусловил их соразмерность и установил с сих пор правила для Переход к поздней классике строений коринфского ордера". В предстоящем наряженная коринфская капитель, выделяющая красоту форм, стала обширно употребляться зодчими поздней классики и эллинизма (илл. 92).

Над полуколоннами целлы шел фриз с кентавромахией и амазономахией, представленными в максимально экспрессивных сценах. На одном из рельефов изображен грек, добивающий поверженного кентавра. Колоссальное внутреннее напряжение борющихся Переход к поздней классике начинает нарушать стройность композиции, в лицах появляются открыто резкие чувства: черты кентавра кажутся горестными, лицо грека поражает беспощадной решимостью, дальной в то же время от низкой злости. Принципные новаторства выступают и в рельефе, где показана зовущая на помощь гречанка с раскинутыми в мольбе руками. Кентавр срывает с нее хитон Переход к поздней классике, обнажая красивую фигуру. Трактовка торса и одежд, с острым сравнением оголенного тела и ткани, отличается от выступавшей в скульптурах Мойр гармонии, где одежка была эхом тела человека. В рельефах храма Аполлона звучат настроения, иногда веселые, почаще трагические, но всегда лишенные покоя и уравновешенности (илл. 91).

Произведения конца V века пронизаны то драматической выразительностью Переход к поздней классике, то элегической утонченностью образов. Отличны от экспрессивных рельефов храма Аполлона собственной утонченной красивостью отысканные неподалеку от храма Бескрылой Победы на афинском Акрополе плиты пентеллийского мрамора с фигурами богини Ники. В древности они были укреплены на высшей части крепостной стенки, служившей для храма балюстрадой. Богини закалывали жертвенных Переход к поздней классике быков, несли военные трофеи, развязывали обувные ремни перед входом в святилище. Почаще они представлены в профиль, но одна, разумеется, располагавшаяся в центре, была показана анфас. В изображении Ники, снимающей сандалию, крылья служат фоном. Складки одежд, подобные легким волнам ряби, кажутся прозрачными, утратившими материальность, передающими движение тела. Раскраска присваивала им еще больше Переход к поздней классике прекрасный вид. Рельефы балюстрады храма Ники были созвучны новым вкусам. Чарующие воздушностью образы воспринимаются иногда как чудесные видения, иногда как реальные красивые афинянки (илл. 93).

В этот период работали разные по художественным темпераментам мастера: архитектор Алкамен, портретист Деметрий из Алопеки, Пэоний, создавший скульптуру Ники. Ника, исполненная Пэонием около 421 года до Переход к поздней классике н. э., стояла в Олимпии на высочайшем трехгранном постаменте. Ее заказали архитектору мессенцы и навпактяне после победы над спартанцами при Сфактерии в 428 году. Расслабленно летящая в воздухе, богиня была показана спускающейся вниз и приносящей победу городку (илл. 94). Около ее ног мастер изобразил сокола, пересекающего путь, и движение приобретало Переход к поздней классике направление, начинало ощущаться в пространстве. Императивная и величаво-спокойная Ника в то же время кажется расслабленной в плавном полете. Ее прекрасная медлительность подобна движениям богинь на рельефах балюстрады храма Ники.

Архитектором, отразившим настроения времени, был и мастер, создавший "Афродиту в садах", явивший богиню в легком, практически прозрачном хитоне, в размеренной Переход к поздней классике и непосредственной позе, со зрелыми плодами в руке. Всем существом она сродни образам Ники с балюстрады афинского храма. Очарование молодости и удовлетворенность весны выступают в ней с особой силой старой метафоры.

Полные гармонии и изящества композиции на геммах создавал в это время резчик по камню Дексамен (илл. 95). Неповторимые рельефы возникают Переход к поздней классике и на греческих монетах (илл. 96).

Очень типичным мастером конца V века был портретист Деметрий из Алопеки, исполнивший портреты стратега Пелнха и некоего Симона. Предводителя Деметрий изобразил в виде старика с толстым животиком. Особенности преклонного возраста он выделил и в фигуре жрицы Афины Лисимахи. Многие исследователи находили в сохранившихся Переход к поздней классике древних скульптурах те, которые могли быть похожи на произведения Деметрия, описанные старыми создателями. Созданием Деметрия из Алопеки считают изображение Лисимахи, жрицы Афины, в мраморном портрете которой архитектор показал лицо старенькой дамы, усыпанное глубокими морщинами, томные отеки под усталыми очами, впавшие щеки. В композиции портрета лежит принцип противопоставления отдельных Переход к поздней классике частей. Неспокойна поверхность лица, резка светотень, глубокими врезами в мрамор показаны глаза, рот, складки на щеках. Мастер добивается этим особого контраста в сравнении освещенных и затененных участков - Традиционному принципу концентричности композиции, лежавшему с базе гермы Перикла, в портрете Лисимахи противопоставлен эксцентрический, получивший особое развитие потом в пластике эллинизма (илл Переход к поздней классике. 97).

В конце V и в особенности в IV веке до н. э. в связи с усилением энтузиазма в искусстве к переживаниям человека обширное распространение в греческой скульптуре получили рельефные надгробные изображения (илл. 99, илл. 100). На мраморной стеле, лежащей в Афинском государственном музее, погибшая гречанка Гегесо показана вроде бы в преддверии храма Переход к поздней классике, перекрытого фронтоном, сидящей в кресле с изогнутыми ножками. Стоящая рядом служанка принесла ей шкатулку, и Гегесо, вынимая наряды, любуется ими. Общая ритмика движений фигур максимально размеренна, образы возвышенно великодушны, овеяны легкой задумчивой грустью (илл. 98). В силуэтах склоненных голов, контурах безвольно поникших рук, воплощающих печаль, прозвучала в мраморных формах поэтичность греческих Переход к поздней классике элегий и эпитафий. Глубочайшая сдержанность эмоций в схожих греческих надгробиях в особенности воспринимается при сравнении их с египетскими рельефами с плакальщиками, где архитектор, изображая руки, воздетые к небу, фигуры упавших на землю и рвущих на для себя волосы, кричащих и стонущих людей, стремился передать отчаяние. В греческих надгробиях Переход к поздней классике все снаружи тихо, но внутренне - максимально напряжено; печаль тут - просветленная, возвышенная, но в то же время глубоко драматичная. Людей, изображенных на греческих надгробиях, нереально представить в экстатическом состоянии. Было бы некорректно мыслить, что это вызвано равнодушием греков к жизни и погибели. Эллины обожали жизнь и терпеть не могли погибель: "Лучше Переход к поздней классике быть последним человеком на земле, чем царить в Аиде",- решает Ахилл. "Погибель есть зло. Погибали бы и боги, если б благом погибель была", - гласит Сафо, и она же, умирая, рекомендует подругам: "Не плачьте, скорбь в доме служителя муз неуместна!" В бессилии перед гибелью древнейшие греки были подобны остальным Переход к поздней классике людям. В умении изображать в искусстве победу над отчаянием они навряд ли были кем-либо превзойдены.

В несколько более позднем надгробии афинского наездника из собрания ГМИИ показаны погибший и родственник, пришедший с ним попрощаться (илл. 106). Нрав эмоций, пластически выраженных в рельефе, близок поэтическому произведению Каллимаха:

"Кто-то Переход к поздней классике произнес мне о погибели твоей, Гераклит, и принудил
Тем меня слезы пролить. Вспомнилось мне, как с тобой
Нередко в беседе мы солнца закат провожали. Сейчас же
Прахом ты стал уж издавна, галикарнасский мой друг!
Но еще живые твои соловьиные песни; ожесточенный,
Все уносящий Аид рук не наложит на их".

На голове мужчины Переход к поздней классике с копьем, стоящего слева, насажена шапка путника - петас. Архитектор желает выделить, что конкретно он погибший, может быть, к тому же фактурой мрамора. Вправду, поверхность его лица, рук, одежд шероховатая, неопределенно-зыбкая, как будто у призрачного видения, в то время как в трактовке изображенного справа мрамор обработан с большей тщательностью. Все в надгробии Переход к поздней классике навевает чувство глубочайшей, но просветленной печалься. Грустно свисают руки, мерно стекают складки одежд. Рука правого эллина, согнутая в локте и кисти, в особенности выразительна. В пластике руки, как, вобщем, и в хоть какой другой части рельефа, воплощена скорбь и тоска: греческие мастера умели каждой отдельной деталью передать Переход к поздней классике основное чувство произведения.

Утрата гражданственных эталонов, кризис полисной системы, рост индивидуалистических настроений привели к общему изменению вкусов в искусстве конца V века до н. э. На вазах великий покой и элегия традиционных образов уступали место динамике прекрасного сложного рисунка. Живописцы предпочитали изображать сюжеты из мифологии, связанные с борьбой Переход к поздней классике, похищениями, вакхическими праздничками, бегством. Преобладали сцены бурные, дававшие возможность ввести в действие подвижную гибкую линию. Мастера обожали расписывать многофигурными сценами большие плоскости огромных сосудов. Это было связано со рвением вазописцев подражать монументалистам, имевшим з распоряжении огромные поверхности и не стесненным формами и границами вазы. В композициях повсеместна многоплановость. Вводились пейзажные элементы Переход к поздней классике - горки, оливковые деревья с плодами, горы. Изображались птицы, рыбы, дельфины. Полосы складок развевающихся одежд так выразительны, и так искусно проведены, что ощущаются порывы ветра. Особая роль принадлежала опять орнаменту. Время от времени он был незначителен и размещался на второстепенных участках вазы - ручках, ножке, горлышке. Но на многих сосудах он Переход к поздней классике конкурирует с сюжетным рисунком.

Любовь мастеров к динамическим сценам выступает в рисунке амфоры из Ареццо, где показан Пелопс, мчащийся с Гипподамией в колеснице. В выразительной, полной напряжения композиции, слева, как начало отсчета движения, показана вертикаль дерева. Мастер, может быть Мидий, изображает откинувшегося вспять Пелопса, сдерживающего обезумевший порыв лошадок. В Переход к поздней классике центре же волнующихся, спорящих, перебивающих друг друга линий высится размеренная фигура героини действия - юной и прелестной Гипподамии (илл. 105).

После двухцветных росписей VI-V веков мастера, усложняя цветовую палитру, ворачиваются к ярким композициям, соответствующим для VII века. Только сейчас, в отличие от сочных резких тонов темного лака, пурпура, оранжевой Переход к поздней классике глины и белоснежной краски, преобладают нежные цвета голубого, розового, зеленоватого. Колоритными радужными вспышками осветились поверхности греческих сосудов в последние десятилетия V века, необходимо мыслить, не без воздействия монументальной живописи. Часто вместе с красочными использовались и рельефные изображения, как, к примеру, в гидрии из Эрмитажа со спором Афины и Переход к поздней классике Посейдона (илл. 104) и в лекифах мастера Ксенофанта такого же собрания (илл. 103). Обожали создавать керамисты и роскошные фигурные сосуды для ароматных масел (илл. 101).

Равномерно вазописцы переходили к беглой манере, и изображения сводились вновь к узорам. Мастерам была принципиальна не столько сюжетная выразительность фигуры, сколько ее роль как цветового пятна на поверхности сосуда Переход к поздней классике. В рисунках IV века предметы нередко не очерчивались с той тщательностью, как ранее. Небрежность, в полном смысле слова, беглость рисунка охарактеризовывают поздние росписи. Расплываются контуры изображений, на поверхности ваз возникают живописные пятна с размытыми краями. Мастера почаще воспользовались кистью, а не пером, как их предшественники, проводившие где необходимо тонкие, роскошные Переход к поздней классике полосы. Может быть, вазописцы, отходя от собственных графических принципов, пробовали сблизиться с живописцами, исчерпывая равномерно свои способности после безуспешного с ними соперничества. Подольше других сохраняли высочайшее качество выполнения рисунков луканские, кампанские, апулийские глиняние мастерские в греческих городках Апеннинского полуострова, создававшие в IV веке свои калоритные калоритные росписи (илл. 102).

Поздняя Переход к поздней классике классика

С утратой гражданственных основ высочайшей классики в искусстве IV века до н. э. возникают новые черты. Нарушение гармонии в жизни города-полиса вызывает перемены в художественном отражении мира. Личный заказчик становится посильнее публичного. У мастеров преобладает энтузиазм к человечьим, а не божественным образам. Их больше завлекают Переход к поздней классике идеи эмоциональности, ежели рационализма. Архитектура и статуя продолжают играть огромную роль в то время, как вазопись утрачивает свое былое значение.

В архитектуре IV века заметнее крайности: большенные храм Артемиды Эфесской, Мавзолей в Галикарнассе и маленькие постройки с декоративным решением форм типа монумента Лисикрата. Великими кажутся воздвигнутые в то время Переход к поздней классике крепостные стенки и башни (илл. 107), различными по сопоставлению с прошлыми веками становятся штатские сооружения: театры, булевтерии, пританеи, стадионы, гимнасии, мемориальные монументы. Количество построек светского предназначения вырастает. Приметно увлечение зодчих разными планами: квадратными, круглыми, прямоугольными. Почаще встречается совмещение разных ордеров, вызванное той же нивелировкой локальных особенностей, какое позднее приведет к возникновению Переход к поздней классике общегреческого языка - койне.

Оживленное строительство ведется в Эпидавре, в святилище Асклепия, бога врачевания духовных и телесных ран, в особенности почитавшегося в IV веке. Святилище отпрыска Аполлона - Асклепия - размещено в красочном месте, где, казалось бы, существует полное гармоническое единство различных форм природы. Утопающие в зелени оливковых рощ равнины великолепны и Переход к поздней классике одним своим видом успокаивают вялого и хворого человека.

Принципиальным местом "лазарета" был портик семидесяти метров длиной, где спали желающие исцелиться и близ которого находился источник для омовения. В Эпидавре были построены пропилеи, храмы Асклепию и Артемиде, куда после излечения приносили изготовленные из гипса изображения нездоровых частей тела, также Переход к поздней классике фимела-круглое помещение, разумеется, для концертов, большой театр и много прекрасных портиков. Тут имелся квадратный в плане гимнасий, с площадкой для игр и занятий, классами для занятий словесностью и музыкой и стадион.

Фблос, либо фимела, концертный зал - был выстроен видным архитектором тех пор Поликлетом Младшим. Его круглое в плане здание из Переход к поздней классике пентеллийского и паросского мрамора декорировали 20 дорических колонн снаружи и четырнадцать коринфских - снутри. Центральный зал гармонической красотой форм создавал настроение покоя и умиротворенности, замкнутости и отрешенности человека от суетности мира. Античные недаром считали круг выражением совершенства и покоя. Такая архитектура содействовала наилучшему проникновению в мир музыкальных эмоций, помогала отвлечься от докучливых Переход к поздней классике мелочей и хлопот.

Выстроенный Поликлетом Младшим театр в Эпидавре - один из наилучших в Греции, поражает акустикой, позволяющей даже в последних рядах слышать шепотом произнесенное слово. Тут играл роль и особый рельеф, и угол наклона скамей театрона, и профилировка сидений, потому что место для театра античные выбирали с особенной тщательностью Переход к поздней классике. Настоящая природа, на фоне которой развертывалось представление, подменяла искусственные декорации. Высочайшие горы либо широкие зеленоватые равнины, небо, то светлое, то в тучах, оттеняли собственной реальностью условность шедшего с внедрением масок и котурн театрального деяния с его символикой и обобщенностью (илл. 108).

В IV веке бурное строительство велось в Переход к поздней классике малоазийских городках, предпочитавших строения ионического ордера. В это время создаются Львиная гробница в Книде, храм Артемиды Эфесской, восстановленный на месте спаленного в 356 году, храмы Артемиды в Сардах, Афины в Приене, Аполлона в Дидимах. Потрясающим сооружением, одним из 7 чудес света, был и Галикарнасский мавзолей, о котором Павсаний писал:

"Я знаю много Переход к поздней классике восхитительных гробниц... Та, что находится в Галикарнассе, сооружена в честь галикарнасского царя Мавзола. По размерам она так велика и так замечательно украшена, что даже римляне, если желают выразить свое величавое удивление, свои величавые монументы именуют мавзолеями".

Усыпальницу начали строить Пифей и Сатир еще при жизни царя, но закончили после его Переход к поздней классике погибели. Скульптурные декорации исполняли Скопас, Бриаксид, Тимофей и Леохар. В XV веке это волшебство старого зодчества разрушили рыцари-иоанниты. Мавзолей - прямоугольное в плане здание - имел усыпальницу на нижнем этаже. Над квадрами большого цоколя размещались фризы с рельефами, потом ионическая колоннада со скульптурами и ступенчатая пирамида с колесницей Артемисии Переход к поздней классике и Мавзола; так сочетались тут формы греческие в колоннаде и ордерах и восточные - в использовании пирамиды.

В IV веке создается также много серьезных по строительным формам саркофагов, часто расписанных краской (илл. 109).

Грандиозности и давящей силе малоазийских сооружений аттические мастера часто противопоставляли стройную гармонию пропорций. Из афинских зданий отлично Переход к поздней классике сохранился монумент управляющего хора Лисикрата, поставленный им после победы на вокальных состязаниях 335 года. Таких сооружений в Афинах традиционной поры было много. Об одном из их сохранились стихи:

"Этот треножник поставил хорег Демомел Дионису.
Всех ты милей для него был из блаженных богов.
Был он умерен во всем. И Переход к поздней классике победы для хора достигнул
Тем, что умел почитать он красоту и добро".

Памятник венчал приз хорега - золотой треножник. В отличие от галикарнасского мавзолея в аттическом монументе выступает чисто эллинская культура пропорций. Максимально ординарны и великолепны его формы: квадратный в плане, вытянутый наверх цоколь из раковистого известняка несет на для себя полый снутри цилиндр Переход к поздней классике из пентеллийского мрамора, окруженный, подобно хороводу женщин, коринфскими полуколоннами. Узкий рельефный фриз со сценами мифа о Дионисе и пиратах декорирует высшую часть камерного, роскошного монумента (илл. 110).

Развитие статуи IV века определяется именами Скопаса, Праксителя, Лисиппа; вместе с ними работали и такие выдающиеся мастера, как Леохар, Тимофей, Бриаксид Переход к поздней классике, Евфранор, Силанион и другие. Скопас сделал собственный особый стиль. Пафос, взволнованность эмоций типичны для памятников этого величавого мастера, родившегося на полуострове Паросе и работавшего меж 370 и 330 годами до н. э. в разных областях: Аттике, Беотии, Аркадии, Малой Азии. Древние создатели упоминают более 20 произведений Скопаса, но сохранилось их еще меньше. Скопас был Переход к поздней классике многосторонним в собственном таланте мастером и мог исполнить изваяние бога, надгробие на могилу, украсить фронтон сложной скульптурной композицией. Известен он и как конструктор храма Афины Алей в Тегее.

Творчество Скопаса на фоне художественного заката традиционных Афин воспринимается броской вспышкой гения, предвосхитившего предстоящее развитие искусства Эллады. Затронутая им тема завлечет Переход к поздней классике в особенности мастеров эры эллинизма. Произведения Скопаса свидетельствуют об остром интересе к чувственности, к раскрытию человечьих эмоций в монументе искусства. В скульптуре это выступает в усложнении композиции, увеличении динамичности и порывистости, в контрастности светотени.

На восточном фронтоне храма Афины Алей в Тегее мастер представил охоту на калидонского Переход к поздней классике кабана, в какой приняла роль и девушка-охотница Аталанта, 1-ая, как повествует миф, нанесшая удар кабану. Мелеагр желал дать ей шкуру, но другие охотники сделали возражение, и в споре Мелеагр убил 1-го из их - брата мамы. В горе и гневе на отпрыска мама бросила в огнь расчудесное полено, в Переход к поздней классике каком, по желанию Мойр, была заключена жизнь Мелеагра.

На западном фронтоне была показана сцена из мифа, также дальнего от роли фаворитных в V веке верховных олимпийских божеств, но со сложной коллизией и драматической развязкой. Отпрыска Геракла Телефа, пошедшего на войну с Троей, греки не узнали, и началась битва, кончившаяся Переход к поздней классике смертью многих ее участников. Трагичны не только сюжеты, избранные для этих фронтонов, да и сами образы.

Мастер указывает голову 1-го из покалеченых немного запрокинутой вспять, как будто от истязающей боли (илл. 111). Резко изогнутые полосы бровей, рта, носа передают волнение и колоссальное напряжение эмоций. Внутренние углы глазниц, глубоко врезанные в толщу Переход к поздней классике мрамора, усиливают контрасты светотени и делают очень действующие драматические эффекты. Рельеф лица со вздувшимися мускулами надбровных дуг, припухлыми углами рта, неровен, бугорчат, искажен сокрытыми страданиями. Лицо раненого вояки Скопаса рядом с чертами Дискобола Мирона либо Дорифора Поликлета кажется в особенности взволнованным. Тревожными под резцом Скопаса казались и лики богов Переход к поздней классике. Пластика отысканной в Ольвии головы бородатого бога, может быть круга Скопаса, поражает драматической игрой светотени (илл. 115). В страстных видах Скопаса прозвучали новые дела греков к миру, отыскала пластическое выражение утрата ясности и покоя. Сознание человека стало остро чувствовать трагические, подстерегающие на каждом шагу конфликты:

"В жизни какую выбрать нам дорогу Переход к поздней классике? В публичном месте
Тяжбы да спор о делах, дома - своя суета;
Сельская жизнь - многотрудна; волнения много мореходство.
Жутко в чужих нам краях, если имеем мы что,
Если же нет ничего - много горя; женатым заботы
Не миновать, холостым - деньки сиротливо влачить;
Малыши - обуза, бездетная жизнь - неполна; в молодежи
Благоразумия нет, старость седоватая Переход к поздней классике слаба.
Право, одно только из 2-ух остается нам, смертным, на выбор:
Иль не родиться совершенно, либо скорей умереть".

Скопас обожал обращаться к экспрессивным сюжетам. Разумеется, в наилучшие годы он сделал скульптуру Менады, изобразив пьяную, полную порыва охватившей ее страсти спутницу Диониса в экстатическом танце (илл. 113, илл. 114).

Многие поэты слагали стихи Переход к поздней классике об этом произведении, художественная сила воздействия которого громадна. Основной смысл скульптуры Менады - в ее одухотворенности. Чувства, пылавшие снутри мраморных Мойр Парфенона и сдерживаемые возвышенным этосом классики, вырвались тут наружу (илл. 112):

"Камень паросский вакханка. Но камню отдал душу ваятель.
И, как хмельная, вскочив, бросилась в пляску она.
Эту Переход к поздней классике фиаду создав в исступленье с убитой козою
Боготворящим резцом, волшебство ты сделал, Скопас".

Заного решает Скопас соотношение одежки и тела: через распахнувшийся хитон он указывает оголенное бедро Менады, острым сравнением ткани и фигуры нарушая обычную традиционную гармонию одежки, воспринимавшейся как эхо тела. Скульптура живет в пространстве, обойдя ее кругом, можно ощутить Переход к поздней классике динамику пляски во времени - нагнетание страсти и постепенную разрядку напряжения. Появление и разрешение чувства передаются зрителю, включенному в переживание вида. Скопас собственной Менадой захватил для статуи место. Но хотя скульптура его рассчитана на радиальный обход и не плоскостная, как Дискобол Мирона, исполнена она все таки так, что не Переход к поздней классике может выйти из замкнутого "цилиндра", в каком движется.

Вкупе с другими архитекторами Скопас участвовал в украшении Галикарнасского мавзолея рельефными фризами, с состязанием колесниц, кентавромахией и амазономахией, из которых от третьего, исполненного в 352 году, сохранилось несколько фрагментов. Руки различных мастеров чувствуются в их достаточно ясно. В рельефах Скопаса больше внимания обращено Переход к поздней классике на экспрессию борющихся, свободнее размещены фигуры, потому что чувственная насыщенность каждой из их громадна и поближе их нельзя было поместить - они вытесняли бы художественно друг дружку. У других мастеров преобладает энтузиазм к декоративной игре складок одежд и плащей (илл. 116).

На фризе Галикарнасского мавзолея эффектны светотеневые контрасты: вспышки Переход к поздней классике света, сменяющиеся глубокими тенями, драматизируют действие, заносят в сцену битвы беспокойство, чуждое рельефам V века. В отличие от зофора Парфенона, где движение начиналось медлительно, позже шло резвее и в конце опять замедлялось, завершаясь праздничным покоем, тут движение нередко прерывается, вроде бы наталкиваясь на препятствие, чтоб в последующий момент обнаружиться с еще Переход к поздней классике большей силой. Тут подчеркнуто чередование больших и низких персонажей, стоящих во весь рост, опустившихся на колени, время от времени упавших, так что соединение верхних точек фигур дает волнистую линию. Сразу с этим показано и изменение настроений, спад и подъем напряжения битвы, ярость соседствует рядом с отчаянием.

Смена эмоций Переход к поздней классике, выраженная в Менаде пластикой круглой статуи и воспринимавшаяся при обходе, тут развернута на плоской ленте фриза. Достояние ракурсов в рельефах дополняется опытным сравнением грузных мужских тел и легких девичьих, изображенных в беспощадной, жестокой борьбе. Мастер разыгрывает варианты 2-3 фигур, демонстрируя их в разные моменты движения, с различных сторон. Сила Переход к поздней классике чувственной выразительности выросла тут несравненно с произведениями V века до н. э. Краса открытого Скопасом нового мира в искусстве - в развитии драматизма, переплетении сложных эмоций, вспышках человечьих страстей. В то же время видна утрата монументальной ясности высочайшей классики, в произведениях которой человечий разум побеждал в столкновении со стихией как Переход к поздней классике высшее начало. Не целостное и гармоническое, как в зофоре Парфенона, а острое и взволнованное восприятие мира выступает в этих рельефах, сделанных в годы крушения обычных традиционных представлений, согласно которым человек должен уместно властвовать в мире. Так в одном монументе проявились слабость и сила способностей позднеклассического искусства, открывшего много нового в нраве Переход к поздней классике человечьих эмоций, но ценой утраты гармонии и покоя высочайшей классики.

Пракситель, родившийся около 390 года до н. э., был младшим современником Скопаса и выражал в собственных произведениях другие настроения. Происходил он из рода ваятелей. Дед его Пракситель Старший был архитектором; отец - узнаваемый в Греции мастер, Кефисодот Старший, создатель Переход к поздней классике скульптуры Эйрены с Плутосом. Преждевременное произведение Праксителя "Сатир, наливающий вино" было так прославлено, что дошло до нас в почти всех римских репликах. О нередком воззвании мастера к схожим образам свидетельствует стихотворение поэта, посвященное Праксителю:

"Нимфы со хохотом радостным, Даная - красота, о Пракситель,
Пан козлоногий - вина мех он несет на для себя Переход к поздней классике, -
Белоснежного мрамора все. Но к этому необходимо прибавить
Опытные руки твои, гения высший талант. Даже сам Мом -
Злоковарный насмешник невольно промолвит:
"Верх совершенства, о Зевс! Настоящий гения дар!".

Тема отдыха, покоя, мечтательной задумчивости, прозвучавшая в ранешней работе мастера, обусловила предстоящий нрав его творчества. Сатир, изображенный в виде стройного юноши, наливающего вино Переход к поздней классике из кувшина в чашу, воплощает собой красивую и гармоническую природу. Композиция изваяния идеальна. Извив фигуры изящен и грациозен. Голова заключена в красивую рамку рук и воображаемой струи воды. Умение создавать плавные, текучие контуры статуй - одна из самых восхитительных возможностей Праксителя. Элегия его образов рядом со взволнованными героями Скопаса воспринимается Переход к поздней классике в особенности ясно.

Если гений Скопаса олицетворяет порывистость, пафос, то Пракситель - мастер гармонии, отдохновения, разрядки после буйства встревоженных эмоций. Скопас - выразитель дионисийского начала. Пракситель - аполлоновского. Монументы Праксителя вызывают светлые мысли и чувства, тронутые легкой дымкой печали. Пафосу Скопаса потом будут частично родственны характеры Микеланджело и Бетховена, темы Переход к поздней классике Праксителя отыщут отзвук в видах Рафаэля и Моцарта.

Пракситель прославился изваяниями Афродиты, исполнив для обитателей Коса две скульптуры богини, представив одну одетой, другую оголенной. Заказчиков смутила смелость архитектора, и они не взяли изваяние оголенной богини. Его заполучили обитатели Книда, и оно принесло славу их городку. Со всех концов съезжались в Переход к поздней классике Книд бессчетные паломники, чтоб узреть скульптуру Праксителя. Восхищенные поэты слагали о ней похвальные стихи:

"В Книд чрез бездну морскую пришла Киферея Киприда,
Чтоб посмотреть на свою новейшую скульптуру там.
И осмотрев ее всю, на открытом стоящую месте,
Вскрикнула - "Где же голый лицезрел Пракситель меня?"

Пракситель показал красивую наготу гармонически сложенной Переход к поздней классике дамы и смягчил возвышенность божества, характерную изображениям времен Алкамена. В то же время архитектор смог тормознуть у границ эмоциональности, которая начнет проступать в скульптурах Афродит эры эллинизма.

Изображение Гермеса, относившего малеханького Диониса на воспитание к нимфам, отысканное в храме Геры в Олимпии, по композиции близко изваянию Эйрены с Плутосом Переход к поздней классике. Как и в Сатире, наливающем вино, Пракситель идет по стопам отца. Реставраторы подразумевают, что Гермес веселил малеханького бога вина гроздью винограда, держа ее в руке (илл. 117).

Как и в других видах Праксителя, тут прославлена безупречная людская краса. Посильнее, чем в ранешних произведениях, выдержано настроение покоя. Гермес облокотился Переход к поздней классике о древесный ствол, и тяжесть тела оказывается вынесенной за границы его контура, на дополнительную опору. Это упрощает фигуру, лишая ее той упругой силы, которая была видна в изваяниях Поликлета. Бог показан Праксителем как безупречный человек, а человек, когда он развит гармонически, воспринимается как красивое божество.

Раскраска сохранилась плохо: были покрашены волосы Переход к поздней классике, лицо и, естественно, зрачки. Мрамор тонировался подкрашенным воском, который пропитывал под действием тепла его поверхность. Выходил цветной мрамор, без слоя краски, лежавшего на камне в архаическую эру. В особенности ценил Пракситель скульптуры, раскрашенные его известным современником живописцем Никием.

В произведениях Праксителя принципиальна новенькая трактовка оголенного тела Переход к поздней классике, хорошая от изваяний архаики, где обобщение и отвлечение от действительности преобладали над конкретностью и мастер не старался уподобить поверхность мрамора коже, сохраняя условность вида как поэтическую метафору.

В работах Праксителя большее тяготение к действительности. Мастер не мог поставить себя вне того процесса, который вел ко все большей точности проигрывания Переход к поздней классике натуры в монументах искусства.

Как и у других мастеров классики, персонажи Праксителя кажутся юными, бодрствующими, расцветающими. Представление о старческом и детском возрастах, как о неидеальных, принуждает и малеханького Диониса, по существу, демонстрировать не как малыша, а, быстрее, в виде уменьшенной в размерах статуэтки взрослого.


perehod-ot-vseobshej-formi-stoimosti-k-denezhnoj-forme-2-glava.html
perehod-ot-vseobshej-formi-stoimosti-k-denezhnoj-forme-24-glava.html
perehod-ot-vseobshej-formi-stoimosti-k-denezhnoj-forme-4-glava.html